Чи потрібен Україні фінансовий мегарегулятор?

39925_image_large
Print Friendly

39925_image_largeНа думку колишнього голови Держфінпослуг Валерія Альошина, механічне об’єднання комісії з НБУ нічого не дасть.

Судьба Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг остается неопределенной. С начала августа продолжается обсуждение разработанного Минфином проекта закона, предусматривающего ликвидацию Национальной комиссии регулирования рынков финансовых услуг путем присоединения ее в качестве структурного подразделения к Национальному банку и передачи части функций Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (которую хотят переименовать в Национальную комиссию по финансовому надзору). Сама идея создания финансового мегарегулятора остается дискуссионной и, мягко говоря, не совсем актуальной.

Об истории вопроса и своем отношении к правительственной инициативе ЛІГАБізнесІнформ рассказал бывший глава Национальной комиссии регулирования рынков финансовых услуг (в 2006-2009 годах) Валерий Алешин.

– Как вы относитесь к инициативе Министерства финансов ликвидировать Нацкомфинуслуг и присоединить ее в качестве структурного подразделения к Национальному банку?

– Не уверен, что на самом деле это инициатива Минфина. Не могу комментировать природу этой инициативы – откуда она взялась и каким образом будет реализована. Суть проблемы, очевидно, в следующем – есть желание оптимизировать структуру системы управления. Хочу сказать, что институционально возможности Нацкомфинуслуг были всегда очень ограничены. По сравнению с теми функциями, которые комиссия должна выполнять, ее возможности, в том числе по привлечению кадров высокого уровня и формированию современной материально-технической базы, всегда были ограничены весьма скромным финансированием ведомства.

Давно велись экспертные консультации, в том числе на уровне Мирового банка и Международного валютного фонда, о повышении институциональных возможностей комиссии. Иногда возникала идея создания мегарегулятора на основе всех трех ныне действующих регуляторов финансового рынка – Нацкомфинуслуг, НКЦБФР и НБУ – под крышей Национального банка.

К слову, комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку как регулятор возникла значительно раньше госкомиссии по рынкам финансовых услуг. Специалисты НКЦБФР имеют больший опыт, а сама комиссия – более четкие и широкие полномочия. Тем не менее, сейчас я затрудняюсь оценить перспективу и реальные возможности для реализации главной идеи создания мегарегулятора путем исчезновения Нацкомфинуслуг. Главная же идея должна заключаться в том, чтобы было больше возможностей гарантировать потребителям финансовых услуг стабильность работы компаний-участников рынка.

Механическое объединение ведомств само по себе ничего не даст

Для меня непонятным остается, почему Национальный банк, имея фактически неограниченные финансовые возможности, не обеспечил достаточно надежного контроля и надзора за собственно банками. Мы же знаем нынешнюю ситуацию с банками – очень много рисков они аккумулировали, очень много вкладчиков, обиженных на банковскую систему, в том числе на банковский регулятор. Главная идея создания мегарегулятора заключается не в том, чтобы кого-то с кем-то объединить, разъединить или ликвидировать, а в том, чтобы обеспечить надежность функционирования финансовых учреждений и качественную защиту интересов потребителей финансовых услуг. Механическое объединение ведомств само по себе ничего не даст.

Если НБУ заберет под себя рынок кредитной кооперации, то здесь у меня никаких претензий нет. Но страховой рынок, который Минфин также предлагает передать под контроль Национального банка, слишком специфический. Природа рисков там совершенно иная. Если туда придут люди с банковским опытом, могут возникнуть проблемы.

В свое время был создан специальный орган надзора за страховыми компаниями – Госстрахнадзор. Позже его функции передали Министерству финансов. По большому счету, это не дало существенного позитива, а, скорее, наоборот. Потом, когда была создана Госфинуслуг, произошла определенная очистка страхового рынка. Какие-то элементы упорядочивания на рынке были. Но, опять же, важны возможности внедрения технологий, давно присутствующих на рынке Европы. В частности, речь идет о надзоре на основе рисков. Это принципиально иной тип надзора, нежели распространенный у нас. Декларативно об этом говорят, но реального перехода к новому типу надзора нет. В Украине, как и раньше, при проверках смотрят, прежде всего, на соблюдение правил и лицензионных требований.

– Несмотря на подчас оправданные обвинения в сторону Нацкомфинуслуг, не видите ли вы скрытого умысла в мотивации Нацбанка к ликвидации госкомиссии?

– Чтобы ответить на этот вопрос, надо понимать взгляды тех, кто сейчас находится в системе принятия решений. К примеру, в Национальном банке всегда присутствовали люди, активно выступающие против рынка кредитных союзов. В частности, многие в банковском надзоре были недовольны тем, как взаимодействовали банки и КС. Иногда они находили возможности для чисто коммерческого взаимодействия в обход нормативных требований центробанка. В частности, через кредитные союзы банки могли кредитовать по более высоким ставкам. Бывали случаи, когда кредитные союзы, привлекая средства физлиц, размещали их на депозиты в банки как средства юридического лица. В таком случае банки минимизировали взносы в Фонд гарантирования вкладов.

Если на страховой рынок придут люди с банковским опытом – проблем не избежать

Со страховыми компаниями у некоторых банков тоже были отработаны четкие схемы взаимодействия. Часто СК, аффилированные с банками, сопровождали всю продуктовую линейку кредитно-финансовых учреждений. В таких случаях происходила аккумуляция рисков в рамках одной группы. Достаточно вспомнить страховую компанию Вексель. Сама по себе она была нормальной компанией, но была связана с Проминвестбанком. И как только тот зашатался в 2008 году, сразу возникли проблемы у страховой компании.

Так вот, что касается преимуществ мегарегулятора, в подобных случаях ему значительно легче отслеживать конечных выгодополучателей.

Но, опять же, в мировой практике распространен подход, согласно которому в структуре финансового регулятора отдельно выделяют банковский надзор. За центробанком же оставляют исключительно монетарную политику. В таком подходе больше экономической классики. В этом случае центробанк занимается лишь обеспечением стабильности национальной денежной единицы монетарными средствами. А всем остальным занимается надзор. Это был бы реальный мегарегулятор финансового рынка с полномочиями двух национальных комиссий и с частичными полномочиями центробанка.  Финансирование такого регулятора не должно зависеть от политического процесса. В таком случае я одобряю идею создания мегарегулятора.

Руслан Кисляк